Текущий раздел: Статьи | Шкатулка Джокера

Алехандро Ходоровски. Психомагия. Пролог (Alejandro Jodorowsky. Psicomagia. Prólogo )

СОДЕРЖАНИЕ (*)

Аннотация 

ПРОЛОГ (Алехандро Ходоровский)

ПСИХОМАГИЯ
Психомагия. Очерки о панической терапии
Предисловие (Жиль Фарсе)
Поэтический акт (ЧАСТЬ 1 ) (ЧАСТЬ 2 )
Театральный акт
Акт сновидений
Магический акт
Психомагический акт
Некоторые психомагиечские акты
Краткий психомагический сборник
Власть воображения
Лекции для мутантов
Предисловие (Хавьер Эстебан)
Ключи к душе
Обелиск жизни
Невидимый мост
Видения
Искусство исцеления
Понимание жизни
Ускоренный курс креативности
Введение
Упражнения для воображения
Техники воображения
Применение терапевтических практик
Приложение. Психомагия: применение поэзии для лечения  болезней ума
Мартин Бакеро

Пролог (*)

За многие годы, что я жил в столице Мексики, у меня была удачная возможность изучать методы тех, кого называют “колдуньями” и “знахарями”. Коих - легионы. В каждом районе – свой. В самом сердце города возвышается большой рынок Сонора, где продаются исключительно магические предметы: разноцветные свечи, фигуры сатаны из рыбьих частей, изображения святых, лекарственные растения, освященное мыло, таро, амулеты, гипсовые скульптуры Девы Марии Гваделупской, превращенной в скелет и т.п.
В некоторых погруженных во мрак подсобках магазинов, женщины с нарисованными на лбу треугольниками, растирают пучки трав в святой воде для тех, кто пришел к ним за консультацией или обучиться “чистить” тело и ауру. Профессиональные врачи, верные сыновья Универсистетов, презирают такие практики. По их мнению, медицина – это наука. Они стремятся открыть лекарство, идеальное для каждой конкретной болезни, не находя отличий одних людей от других. Они желают, чтобы медицина была единственной – официальной, без импровизаций и применяемой только к телам пациентов. Никто не предлагает лечить душу. Для знахарей же, напротив, медицина – это искусство.

Бессознательному легче понять язык сновидений, чем язык рациональный. С определенной точки зрения, болезни – это сны, послания, которые свидетельствуют о  нерешенных проблемах. Знахари творчески развивают личные техники, - церемонии,  заклинания, странные лекарства, - такие как клизмы из кофе с молоком, настойки на окисленных шурупах, компрессы из картофельного пюре, таблетки из экскрементов животных или яиц моли. У некоторых больше воображения и таланта, чем у других, но все они, если обращаться к ним с верой, оказываются полезными. Они разговаривают с примитивной, суеверной сущностью, которую каждый житель носит внутри себя.

Когда наблюдаешь за работой этих терапевтов от народа, которые зачастую проделывают столь чудесные трюки, что они достойны великих магов, зарождается понятие ”священной ловушки”. Для того, чтобы произошло невероятное, необходимо, чтобы пациент, признавая само существование чуда, твердо верил в то, что излечение возможно. Для достижения успеха колдун, начиная с первых же встреч, вынужден использовать уловки, чтобы убедить клиента в том, что живая материя подчиняется духу. Как только консультируемый оказывается в священной ловушке, он испытывает внутреннюю трансформацию, которая позволяет ему воспринимать мир в большей степени интуицией, чем разумом. И только после этого может произойти настоящее чудо.

В те времена я задавался вопросом, а что если исчезнет священная ловушка, возможно ли исцеление этой артистической терапией людей без веры? С другой стороны, притом, что человеком руководит рациональный ум, можем ли мы сказать, что в нем не достаточно веры? Во все времена бессознательное выходило за пределы нашего разума, будь то посредством сновидений или незавершенных действий. Если это так, существует ли способ заставить бессознательное выступать в качестве нашего союзника добровольно? Одно происшествие, которое случилось на моих курсах по психогенеалогии, указало мне путь: в то время как я описывал причины невроза как следствия неудач, один ученик, врач-хирург, упал на землю, корчась в судорогах  от боли. Это было похоже на приступ эпилепсии. На фоне всеобщей паники, пока никто не знал, как помочь, я приблизился к упавшему и, не зная, почему я это делаю, снял с некоторым усилием с безымянного пальца его левой руки обручальное кольцо. Он сразу успокоился. Я понял тогда, что для бессознательного, объекты, которые сопровождают нас и окружают, составляют часть его языка. Так, надев кольцо на человека, можно его сковать, а сняв – освободить… Другой случай, который для меня оказался очень показательным, произошел с моим сыном Адамом, который в возрасте шести месяцев страдал от тяжелого бронхита. Знакомый врач, травник, прописал ему капли натурального растительного масла. Моя бывшая жена Валерия, мать Адама, должна была капать ему в рот по тридцать капель этого масла три раза в день. Вскоре она пожаловалась, что состояние ребенка не улучшилось. Я сказал ей: ”Проблема в том, что ты не веришь в лекарство. Какой вере ты была обучена?”. ”Как все мексиканцы, - католической!” ”Тогда добавим веры в эти капли. Каждый раз, когда ты ему их даешь, читай Отче наш”. Валерия так и поступила. Адам поправился очень быстро.

Впоследствии, будучи консультантом, когда я со всей серьезностью занимался чтением Таро, я задавался вопросом, как решить проблему, и начал прописывать акты, называемые мною ”Психомагия”. Но почему бы не просто ”магия”?

Для того, чтобы подействовала его примитивная терапия, целитель, опираясь на суеверный дух больного, должен поддерживать веру в чудо, преподносить себя как обладателя внечеловеческой силы, полученной в результате тайного посвящения, способного лечить, взаимодействуя с божественными и дьявольскими энергиями. Лекарства, которые он дает, должны приниматься без представления об их составе, и рекомендованные действия должны выполняться без попыток понять их суть. В Психомагии, вместо суеверного доверия, необходимо понимание консультанта. Он должен знать причину каждого действия. Психомаг из целителя превращается в режиссера: благодаря его рецептам, пациент сам становится своим собственным целителем.

Эта терапия не стала для меня внезапным просветлением, она оттачивалась постепенно, шаг за шагом, в течение многих лет. Поначалу она казалась такой ”экстравагантной”, такой мало ”научной”, что я мог экспериментировать с ней только среди друзей и родственников. Однажды я был приглашен в исследовательский центр, основанный духовным учителем Арно Дежарденом (Arnaud Desjardins). Зная о моих исследованиях, он спросил меня, могу ли я решить проблему его свекрови, которая страдала от экземы на ладонях. Я подумал, что сеньора должна показать свои больные руки и жестом попросил ее выйти из пары, которую они составляли со своей дочерью. Я попросил Учителя и его жену, стоя перед больной, поплевать как следует на груду зеленой глины и намазать затем эту пасту на экзему. Болезнь быстро исчезла.

Жиль Фарсе (Gilles Farcet), молодой ученик Дежардена, по совету своего наставника, пришел ко мне под предлогом интервью, чтобы познакомиться получше с моими странными теориями. Результатом этой встречи стала небольшая книга в форме биографии, которая была названа Священная ловушка и которая приобрела популярность у широкого круга читателей. Затем Жиль предложил мне распространить мои идеи более широко, и в то же время, желая проверить их эффективность, обратился ко мне за советом из области психомагии, как ему стать писателем “глубоко духовным”. Я предложил ему написать книгу интервью со мной, которая называлась бы Психомагия и имела бы подзаголовок Очерки о панической терапии. Мой молодой друг усомнился: ничего не зная об этой теме, он чувствовал себя неспособным задать мне интересные вопросы. ”Именно для этого я тебе прописываю следующее действие. Птица духа должна освободиться из клетки рационального. Для этого нарушим порядок логики. Вместо того, чтобы ты меня спрашивал, а я тебе отвечал, сперва я тебе буду отвечать, а потом ты меня спрашивать… То есть, результат появится раньше, чем его причина”. Так мы и сделали. Фарсе сел напротив меня с магнитофоном, а я давал ответы на несуществующие вопросы в течение десяти часов подряд. Время от времени мой юный интервьюер засыпал, обнявши свой магнитофон. Затем Жиль разделил этот материал на последовательные фрагменты и предварил их вопросами. Поскольку он погружался в неизведанное (он сказал мне тогда: “не знаю, можно ли совместить художественные исследования с терапевтическими”), чтобы добавить объективности, написал следующее заявление: ”Я не являюсь одним из Ваших последователей. Я написал эту книгу не как Ваш ученик, а как друг. Поэтому в результате здорового недоумения я иногда возражаю в ответ на Ваши слова, и к счастью, вынуждаю Вас уточнять Вашу мысль.”

Когда Марк де Смед (Marc de Smedt), редактор коллекции “Espaces libres” издательства Альбин Мишель (Albin Michel), Франция, согласился публиковать книгу, он сделал это с условием изменить ее название: “Никто не знает слово психомагия. Лучше назвать ее Театр исцеления, паническая терапия.”

Театр исцеления вышел в 1995 году. Его появление вызвало большой интерес. Я получил огромное количество писем, где меня просили прописать им психомагические действия. Чтобы развить эту технику, которую я до того времени практиковал исключительно интуитивным способом, я решил принимать двух клиентов ежедневно, с понедельника по пятницу на полуторачасовые сессии. После определения их генеалогических родословных – братьев, родителей, дядей и тетей, бабушек-дедушек и прабабушек-прадедушек, - я посоветовал им психомагические акты, которые вызвали выдающиеся результаты. Таким образом, я смог вывести ряд законов, которые позволили мне обучать этому искусству большое количество учеников, многие из которых стали уже состоявшимися терапевтами. Я проводил эти индивидуальные сессии в течение двух лет, после чего начал писать свой Танец реальности. Жиль Фарсе (Gilles Farcet) реализовал свою карьеру духовного писателя и сегодня, благородный отец семейства, руководит паствой заблудших духов, при содействии Арно Дежардена (Arnaud Desjardins) в этой столь трудной задаче.

После публикации в Испании издательством Сируэла (Siruela) Танца реальности (2001), в дополнение к обширному интервью, которое провел со мной Фернандо Санчес Драго (Fernando Sánchez Dragó), Психомагия стала достоянием широкой общественности. Не было недостатка среди энтузиастов, которые безрассудно, не имея ни малейшего реального опыта – ни художественного, ни терапевтического, захотели практиковать психомагию, но в силу творческой несостоятельности, смогли лишь выдавать предписания, которые были наивной имитацией того, что предписывал я сам.

В 2002 году в Мадриде была проведена конференция перед аудиторией порядка шестисот человек в помещении университета. Под умелым руководством ведущего моего выступления, юного преподавателя Хавьера Эстебана (Javier Esteban), студенты описывали мне свои проблемы, спрашивая совета из области психомагии. В конце всего действа Хавьер подарил мне экземпляр своей книги “Чуткий сон” (Duermevela), в которой он описывает свои сны (“Я иду в магазин, где продаются тысячами снасти для ловли гигантских рыб. Один из крючков вонзается мне в колено. Человек, который меня сопровождает, учит меня ловить рыбу, но при этом говорит, что не нужна ни удочка, ни какие-то другие снасти. Бросает их, и мы идем сквозь лес, пока не выходим к реке. Рыбы выпрыгивают прямо в наши руки.”) Я считаю, что его записи обладают целительным эффектом. В свою очередь, Хавьер выразил свою приверженность моим идеям и попросил меня о встрече, чтобы задать мне вопросы, которые ставила перед ним молодежь, - вопросы, на которые не отвечает нынешняя система образования. “Студенты изменились (“мутировали”), но преподаватели, к сожалению, сохраняют свой архаичный способ мышления”, - сказал он мне. Он отправился в Париж и там задавал мне вопросы в течение двух дней. “Поразмышляйте без ограничений, пообщайтесь с юными “мутантами””. Так появились на свет вторая и третья части этой книги.

В Приложении к этой книге – свидетельства из практики поэта и доктора психопатологии Мартина Бакеро (Martín Bakero), который участвовал в моем семинаре в Сантьяго-де-Чили и затем отправился в Париж, чтобы совершенствовать свое понимание моей работы. Его заслугам принадлежит применение психомагии для исцеления душевнобольных. Благодаря ему, я могу надеяться, что это искусство исцеления однажды будет применяться в качестве дополнения к традиционной медицине.

Алехандро Ходоровски

(*) Перевод с испанского Н.Потопаева (lilu)



Оставить отзыв

Всего отзывов: 5 | Смотреть все отзывыСмотреть все отзывы
Имя
Сообщение
 



Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.
 

Наши блоги

Крыло

"Крылья легкие раскину, Стены воздуха раздвину, Страны дольние покину..." А.Блок ...

Бегущая по волнам

Никакой ветер не бывает попутным, если ты не знаешь, куда плывёшь....

Lilu

Мир в объективе...