Неразгаданные тайны часовни Лоретто

Бросив взгляд на циферблат часов, настоятель часовни Лоретто небольшого городка Санта-Фе – столицы штата Нью-Мексико, послал двух дюжих парней принести лестницу. Увы, но служить службу без неё в этом храме было никак невозможно. Каждый раз певчим приходилось, подобрав полы монашеского одеяния, взбираться по шаткой приставной лестнице на более, чем четырехметровую высоту. Некоторые женщины отказывались и тогда вместо сладкоголосого пения сестёр Христовых в храме раздавались гнусавые голоса более смелых, но отнюдь не одарённых музыкальным слухом монахов. Вот и в этот раз сестра Оливия противится. А время идёт, прихожане уже собираются. Нет, это положительно никуда не годится. И как это Антуана Моули, такого гениального архитектора угораздило забыть сделать ход на балкон, да ещё, прости Господи, умереть сразу же после строительства? – в который раз задавал себе этот вопрос настоятель. –  Будь он жив, наверняка бы исправил свою оплошность.

Между тем принесли рассохшуюся от времени лестницу и приставили к балконной площадке. Часовня сразу стала напоминать курятник. Один за другим, на хоры полезли певчие. Робкая Оливия тоже поставила ногу на нижнюю перекладину, как та вдруг пронзительно затрещала. В тишине храма звук показался особенно громким. Бросив на настоятеля испуганный взгляд, девушка отступила на шаг назад. «Смелее, дитя моё – подбодрил её священник, – Господу угодно услышать твоё пение сегодня».

Наконец хор занял положенное ему место и служба началась.

По окончании священнодействия, спустившиеся на грешную землю певчие, обступили настоятеля плотной толпой.

– Падре… – начал было самый смелый из них.

– Да, я знаю, – перебил его настоятель – нам нужен плотник. И не просто плотник, а настоящий мастер своего дела. Те двое последних, которым я поставил задачу соорудить вход на хоры, своими проектами, будь те воплощены в жизнь, только обезобразили бы облик нашей не столь уж просторной часовни. Так что будем уповать на милость Господню и молиться, чтобы он послал нам человека, понимающего толк в столярном ремесле.

И монахи стали молиться. Особо в этом усердствовали святые сёстры. День и ночь они взывали к Святому Иосифу – покровителю плотников, дабы тот послал им избавление от ежедневного карабкания под своды храма и обратно. Как гласит предание, на девятый день молитв в Санта-Фе верхом на осле прибыл незнакомец. Подъехав к часовне, он остановился, постучал в двери и справился у вышедшего на стук настоятеля: нет ли для него какой-либо работы. Окинув взглядом висевший через плечо путника ящик с инструментами, святой отец поинтересовался – не плотник ли он часом? А получив утвердительный ответ, облегчённо вздохнул – небо услышало их молитвы!

Новоприбывший оказался человеком на удивление неприхотливым. Он разделял скромную трапезу монахов, спал на жёстком полу или вовсе уходил на ночь неизвестно куда, и, казалось, не проявлял никакого интереса ко всему, что не было связано с его работой. Дни напролёт он пилил, сверлил, строгал, и священнослужители вскоре так привыкли к его незримому присутствию, что почти перестали обращать внимание на громоздящиеся в углу строительные леса и снующего по ним мастера. Что они скрывали за собой, какой формы должна была быть возводимая лестница, настоятеля почему-то не интересовало. Он сразу почему-то проникся доверием к таинственному плотнику и убеждал себя, что в конечном итоге всё будет хорошо.

Когда же через несколько месяцев настоятель вошёл в часовню, то обнаружил, что леса сняты и вместо них теперь красуется изящная винтовая лестница, на удивление гармонично вписывающаяся во внутреннее убранство. С определённых ракурсов казалось, что её и вовсе нет. Ошеломлённый произведённым эффектом священник подошёл к этому произведению плотницкого искусства, поставил ногу на первую ступеньку и не спеша стал подниматься. Не успел он перевести дух, как пройдя два полных оборота, оказался на хорах. Сверху всё выглядело ещё прекраснее. И только тут настоятель заметил одну особенность: самая верхняя ступенька лестницы касалась площадки хоров, самая нижняя – стояла на полу храма, а вот центральная опора, характерная для всех винтовых сооружений и какие-либо боковые поддержки – отсутствовали. Таким образом, возникало впечатление, будто лестница парит в воздухе.

– Матерь Божья! – только и смог молвить настоятель шёпотом. – Теперь и ступить на неё боязно, а вдруг обрушится! – и с этой мыслью стал осторожно спускаться, считая про себя ступеньки – Одна, две, три… Доски под его ногами держались прочно. – …Тридцать, тридцать одна… – продолжал считать святой отец, спускаясь всё ниже и ниже, – …Тридцать две, тридцать три. – С последним шагом он ступил на пол часовни. – Тридцать три ступени! Возраст Христа! Ай, да плотник!

В тот день в храме только и разговоров было, что о необычном чуде. Уносящееся под потолок винтовое сооружение рассматривали со всех сторон, сновали по нему вверх и вниз и на все лады расхваливали мастера. Настоятель послал на его поиски одного из монахов, а сам отправился в дальнюю комнату, где открыл церковную кассу и стал отсчитывать причитающуюся за работу сумму. Однако розыски ни к чему не привели. Плотник исчез так же внезапно, как и появился, не взяв денег за свой выдающийся труд. Данное в газете объявление также не принесло результата, тем более, что даже имени мастера никто не знал.

– Не иначе, как сам Святой Иосиф построил эту удивительную лестницу – не раз говорил прихожанам настоятель. И со временем в этом мнении все утвердились. Тем более, что лестница помимо имени мастера и своей необычной конструкции преподнесла ещё несколько загадок. Как оказалось при её более внимательном осмотре, целиком и полностью она состояла из плотно подогнанных друг к другу деревянных деталей необычной формы, скреплённых деревянными же колышками. Ни одного гвоздя, ни одной скобы мастер не использовал, равно, как не использовал и клей. А тип древесины, из которой был создан этот шедевр и вовсе поставил исследователей в тупик. Во всей округе, Нью-Мексико, ничего подобного не росло. Одно время полагали, будто такое дерево произрастает на Аляске, но впоследствии эта версия не подтвердилась. Но даже будь это так, закономерно возникает вопрос – как мастер доставил доски на место строительства за тысячи километров, если прибыл верхом на осле, имея при себе только ящик с инструментами? В итоге древесину назвали деревом Лоретто.

В заключение следует сказать, что в первоначальном виде парящая лестница была без перил и лишь несколькими годами позже её снабдили красивыми поручнями. На этот раз история сохранила имя плотника – звали его Филипп Август Хеш.

Вот уже более 130 лет капелла Лоретто в Санта-Фе и её удивительная лестница привлекают к себе внимание не только верующих, но туристов. По самым скромным подсчётам ежегодно её посещают около 250 тысяч человек. Лестница Святого Иосифа не раз становилась темой многих газетных статей, телепередач и фильмов, включая одну из серий телесериала "Неразгаданные Тайны".

Ирина Романова



Оставить отзыв

Всего отзывов: 1 | Смотреть все отзывыСмотреть все отзывы
Имя
Сообщение
 



Код потверждения
Введите код потверждения:

Если Вы не видите картинку с кодом, проверьте, включен ли в Вашем браузере показ картинок. Если Вы сомневаетесь в том, что за символы изображены на картинке, обновите страницу и попробуйте еще раз.
 

Наши блоги

Ирина Звягина

Никогда не подвергай сомнению чудеса, когда они происходят (Рэй Брэдбери)...

Лентяй

Мир на диване...

Зея

...